Сделать стартовой Добавить в избранное
 

СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ВАЛЕНТИНА КУКЛЕВА


САЙТ О ВРЕМЕНАХ И ЗНАКАХ
Панель управления
логин :  
пароль :  
   
   
Регистрация
Напомнить пароль?
   
Семантическая энциклопедия Валентина Куклева » Книга Зелинского » § 25
Навигация по сайту
О сайте
Актуальные новости
Блог Хюбриса
Виды календарей
Визуальное мышление
Всё о книге
Другие люди
Книга Зелинского
Культурология
Лаборатория культуры
Мелос
Мистерия
Профетическое знание
Путеводитель по Москве
Работа с временем
Свобода
Симвология
Сотериология
Структурное знание
Фронезис
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СИМВОЛОВ
Энциклопедия
эзотерической жизни
Расширенный поиск
Популярные статьи
Облако тегов
абстрактное искусство, алеф, Алистер Кроули, альфа, апокалиптика, Березина, большие проекты, брендование, видео, визуальное мышление, время, другие люди, Дугин, живой календарь, здоровье, идентификация, календари, календарь, коучинг, мелоделамация, методология, неоевразийство, осознанность, петух, Путеводитель по Москве, работа с временем, религия актеров, самоисцеление, Сатья Саи Баба, семинары, символический, символы, синхрония, синэргия, стилистика текста, стихи, творчество, трансгуманизм, футур полюс, часы

Показать все теги
Книга Зелинского » § 25
 

§ 25. Но коль скоро существованию мира положен предел в 7000 лет, то от какой временной точки следует вести эти расчеты? Конечно, от даты «Сотворения мира», за которую принималась ведущими византийскими хронологами (а, следовательно, и большинством русских хронистов) дата 5508 лет до «Рождества Христова». Считая так, исход седьмого тысячелетия действительно придется на конец 1491 г. То обстоятельство, что страны католического мира сравнительно спокойно отнеслись к этой дате, объясняется, вероятно, тем, что, начиная с 532 г. н. э. они стали переходить на другое летосчисление: летосчисление не от «Сотворения мира», а от «Рождества Христова» (Ab incarnatione Domine noster Iesu Gristi)(52). Однако и Европа отдала свою дань ожиданию «конца света», но произошло это не на исходе XV, а в конце X в., когда в ожидании «Страшного суда» многие летописцы переставали вести хроники, а люди из городов бежали с покаянием в леса и пещеры или, наоборот, предавались разврату и распространяли ереси.

 

 

Спустя пять столетий нечто подобное повторилось и на Руси. В аспекте интересующей нас темы это выразилось в том, что когда в 1408 г. окончился очередной, 13 Миротворный круг, то новый пасхальный круг был расписан только на 84 года, т. е. до конца рокового седьмого тысячелетия. В конце этой неполной пасхалии было написано: «...зде страх, зде скорбь, аки в распятии Христове сей круг бысть, сие лето и на конце явмся, в нем же чаем и всемирное Твое пришествие»(53). Все это свидетельствует о серьезности, с которой современники относились к надвигавшимся на них, как это им казалось, неотвратимым бедствиям. Недавнее падение Константинополя под ударами турок (1453) еще более усиливало на Руси эти тяжелые предчувствия.

 

 

Но надо отметить, что в определенных слоях русского общества того времени «ожидание конца» вылилось в активную внутреннюю духовную работу. Возможно, не случайно именно в этот период сгустившихся теней и мрачных предсказаний (сопровождавшихся целым рядом небесных знамений)(54) возникает в среде русского православия поразительное по своей духовной цельности и отрешенности от всего мирского движение «нестяжателей», вызванное к жизни заволжскими старцами во главе с Нилом Сорским.

 



<<<     ОГЛАВЛЕНИЕ     >>>

 


 
 
 
 
Опубликовано: 16 ноября 2010, 14:28 Распечатать