Сделать стартовой Добавить в избранное
 

СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ВАЛЕНТИНА КУКЛЕВА


САЙТ О ВРЕМЕНАХ И ЗНАКАХ
Панель управления
логин :  
пароль :  
   
   
Регистрация
Напомнить пароль?
   
Семантическая энциклопедия Валентина Куклева » Книга Зелинского » § 39
Навигация по сайту
О сайте
Актуальные новости
Блог Хюбриса
Виды календарей
Визуальное мышление
Всё о книге
Другие люди
Книга Зелинского
Культурология
Лаборатория культуры
Мелос
Мистерия
Профетическое знание
Путеводитель по Москве
Работа с временем
Свобода
Симвология
Сотериология
Структурное знание
Фронезис
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СИМВОЛОВ
Энциклопедия
эзотерической жизни
Расширенный поиск
Популярные статьи
Облако тегов
абстрактное искусство, алеф, Алистер Кроули, альфа, апокалиптика, Березина, большие проекты, брендование, видео, визуальное мышление, время, другие люди, Дугин, живой календарь, здоровье, идентификация, календари, календарь, коучинг, мелоделамация, методология, неоевразийство, осознанность, петух, Путеводитель по Москве, работа с временем, религия актеров, самоисцеление, Сатья Саи Баба, семинары, символический, символы, синхрония, синэргия, стилистика текста, стихи, творчество, трансгуманизм, футур полюс, часы

Показать все теги
Книга Зелинского » § 39
 

§ 39. Но шли века, и Солнце древневавилонского Тельца закатилось. Некогда величественные царства Шумера и Аккада пришли в упадок, и на их месте возникло Вавилонское государство с тем историческим Вавилоном, который на протяжении почти двух тысячелетий (от Хаммурапи до Александра Великого) был одним из выдающихся центров мировой культуры и связующим звеном между Западом и Востоком. Хронологически начало этой эпохи в целом приблизительно совпало с переходом точки весеннего равноденствия из знака Тельца в знак Овна, что можно датировать временем около 2160 г. до н.э. Таким образом, знак Овна из второго стал знаком первого месяца года. С той поры он так и остался знаком весеннего равноденствия, хотя в действительности, равноденственная точка покинула его уже на рубеже н. э. Заняв место Тельца, знак Овна воплощал теперь в себе многие его функции и в символике народов Древнего Востока выражал идею пламенности, огня и света.

 

 

Конечно, переход равноденственной точки из знака Тельца в знак Овна не мог не оставаться незамеченным жрецами и астрономами Вавилона и Египта(95), а, следовательно, должен был получить свое отражение в образной религиозно-космогонической символике народов Древнего Мира. Здесь очень трудно утверждать что-либо с определенностью, но вполне вероятно, что, например, известный символический образ Митры, убивающего Тельца, восходит к этой древней эпохе(96). И кто знает, быть может, каши далекие предки в символике знаменитого быка Минотавра, убитого Тезеем, нашедшего путь в «звездном лабиринте» древнего Крита, видели конец эпохи «Небесного Тельца»? И не является ли тогда известное изображение созвездия Геркулеса, замахнувшегося на Тельца, повторным отражением этой же самой идеи? А если все это связано между собою, то уничтожение Моисеем «Золотого Тельца» в Синайской пустыне, которому поклонялись его соплеменники, может быть позднейшим отзвуком все тех же древних воззрений(97). И не случайно, что не Телец, а именно Овен (Агнец) является жертвенным животным Библии(98).

 

 

Если «Небесный Телец» был одновременно символом солнценосного могущества божества и его жертвы, то «Небесный Овен» был, по-видимому, символом жертвы par excellence. Чрезвычайно важным обстоятельством, с нашей точки зрения, следует считать то, что в эту эпоху Овен (Агнец), как жертвенное животное, по-видимому, заменяет собой в Вавилоне и других культурных странах тогдашнего мира человеческие жертвоприношения. В одном древнем клинописном тексте эпохи знаменитого вавилонского царя Хаммурапи (1792-1750 гг. до н. э.) в уста древневавилонского бога Эа вкладываются следующие знаменательные слова: «Агнец - замена человека. Агнца дает он за свою жизнь»(99). К этой же эпохе Библия относит ветхозаветного праотца Авраама - родоначальника еврейского народа и выходца из шумерского Ура, вероятно, разрушенного Хаммурапи. Как известно, Авраам должен был принести в жертву Богу своего единственного сына, Исаака, но Бог не принял этой жертвы, заменив ее Агнцем (Овном) (Бт., 22, 9—12). Это знаменитое жертвоприношение Исаака было истолковано позднейшими христианскими экзегетами как прообраз искупительной жертвы Иисуса Христа. Поэтому не удивительно, что именно Овен, как «Агнец Божий» (Agnus Dei), стал одним из распространенных символов Христа с самых первых шагов христианства и до VII в.н.э., даже изображался на иконах(100). Знаменитые изображения «Доброго Пастыря» в виде безбородого юноши, бережно несущего за плечами ягненка, тоже относятся к кругу наиболее ранних символических изображений, связанных с той же идеей. И если жертвоприношение Исаака было некогда чудесным образом заменено жертвоприношением Агнца, то жертвоприношение последнего заменяется добровольной жертвой самого Иисуса Христа, «...ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас»,- по слову апостола Павла (1 Кор., 5, 7). Поэтому с точки зрения традиционной христианской экзегезы эпоха Овна (в ее символико-астрономическом аспекте) могла рассматриваться как приуготовительный период мира к той единой вселенской искупительной жертве, которой отныне упраздняются всякие иные жертвы вообще. И не удивительно, что созвездие «Небесного Овна», именовавшегося в древности Юпитером, Аммоном, Златорунным бараном, или просто «Золотым руном», получило для христиан совершенно особое значение, которое оно сохраняло и после того, как равноденственная точка передвинулась в знак Рыб.

 



<<<     ОГЛАВЛЕНИЕ     >>>

 


 
 
 
 
Опубликовано: 17 ноября 2010, 19:27 Распечатать